Rosencrantz.
Я поняла чем именно меня привлекает метро. Я могу позволить себе быть среди людей, при этом, как и в дружески сцепленной компании, возникает ощущение единства. Все мы пассажиры, все заняты одним делом: мы едем. Это "мы" в метро вполне уместно, степень душевности в группе втиснувшихся в вагон поезда людей невелика, но, по-видимому, это и есть моя норма. Помимо прочего, в таком способе сцепки нет необходимости выставляться, сцепка все равно произойдет, при полном сохранении внутренней обособленности.