Rosencrantz.
А. отличается крайней нетактичностью. За что бы ей ни взяться, никогда она не действует синхронно с окружающими, ее словно бы отовсюду видно, где бы мне ни встать и как бы ни повернуться: вечно носок ее ботинка или плечо выбиваются из строя, она не может поймать и нарочно сбрасывает с себя общий ритм жизни. Ее везде слышно. Голос, на тон выше, чем то необходимо, без труда пронзает любой шум. Чувство стыда ее не сдерживает, и действует она свободно, хотя и не чрезмерно, но выносить ее сложно. Она нелепа, словно пытается изобрести колесо..