Я, возможно, принадлежу к числу тех, кто не способен воспринять всю картинку цельно, пользуя, может быть, интуитивное понимание, мне привычно сосредотачивать внимание свое на деталях, и только после из них самостоятельно составлять себе представление о том, что же все-таки явилось в этот раз передо мной. Притом вполне естественно сочетать наклонность эту с величайшей рассеянностью, какая только может поразить человека.. Потому все люди одинаковы для меня, ведь я способна распознать и выделить в них сходные элементы. Прочее, то, что составляет их отличие, черты уникальные и неповторимые, тоже отмечаются мною, - а именно мелкие детали, по-видимому, враз и способные изменить цельный облик до неузнаваемости, - но фиксируются они мною как некий бонус, довесок, преимущество перед другими, изменить же картинку ввиду одного только факта наличности своей во внутренности человека, оно не способно - вынуть или прибавить позвонок - я приму эту во внимание, если сумею отметить, но весь образ тем не поколеблется. Его даже и не бывает, образа.. Это как бы вечно незаконченное строение, облик которого мыслится и предполагается, но еще не вполне очерчен, смазан - что-то надстраивается, что-то изменяется. Потому же мне сложно представить будто встреченный мною человек хоть бы в чем-то отличен от меня, ведь я определенно вижу некое сходство между нами. Когда совпадает подряд несколько пунктов, я логично предполагаю, будто и прочие должны совпасть..
Мысль не в состоянии охватить предел преподносимого, не могу увидеть того, что необходимо должно стоять за высказанным. Например, того, что произносить нет никакой видимой надобности, потому как вещи эти будто бы разумеются сами собою.
Также и чужие слова принимаются - буквально. Того, что я не нахожу произнесенным или прописанным, не существует для меня. Взгляд только упирается в монолитные глыбы слов и бессилен сделать их прозрачными, протиснуться сквозь щели.. Я как бы вовсе не чувствую за словами людей.
Потому спрашивая у кого-то о том, возможно ли было бы ему сблизиться с человеком, который в некоторых качествах обнаруживает слабость свою и несостоятельность, я спрашиваю именно о том, был бы способен человек примириться именно с этим уродством в претенденте.. Я не могу понять утверждения, когда полагается, будто бы в человеке все перемешано, взаимозависимо и оттеняется даже одно другим. И невозможно будто бы судить, исходя из одного только известного факта, не сопоставляя его прежде со всем прочим, что имеется в человеке.. Будто бы хромой, если бы сложились обстоятельства надлежащим образом, может и не признаваться хромым. Я словно бы не могу понять как установление приятности предмета может являться по преимуществу вопросом мнения, даже и проще - вкуса. У меня, может быть, слабы чувства или я им только не доверяюсь..
И какая-то это тупость тяжелая, уже не простая ограниченность, во многих, самых и простейших вопросах, так что какой-нибудь вид слабоумия я уже даже не подозреваю в себе, и не опасаюсь. Мне только как-то дьявольски грустно, как перед лицо чего-то неизбежного..

@темы: старые записи